войти | зарегистрироваться

Коттеджи
в Новосибирске

сайт о малоэтажном строительстве
и загородной недвижимости

Дом для народа. Глава 8. Финансы и технологии

22.11.2009

О вавилонской традиции в нашем строительстве мы уже поговорили достаточно. Тут разбирать все случаи, демонстрирующие вопиющую отсталость нашего строительного сектора, нам на сегодняшний день даже не интересно. Доказывать это — все равно, что ломиться в открытую дверь. Ни один вменяемый специалист не станет отрицать то, о чем не принято говорить в высоких инстанциях. По крайней мере, руководство Новосибирской области постоянно делает вид, что здесь все нормально. Ну, если считать массовое применение кирпича нормальным явлением, тогда конечно. Для развитых стран, где кирпичные дома давно уже считаются «домами миллионеров», такое трепетное отношение к «самому древнему» материалу не характерно. У нас такие дома продолжают строить и, по замыслу девелоперов, совсем не для миллионеров, а иной раз и для простых граждан, не имеющих даже собственных автомобилей. Иначе откуда бы появилась в метро реклама кирпичных новостроек?

Впрочем, после того, как кризис внес первое, пока ещё легкое очищающее воздействие на мозги чиновников и застройщиков, у нас все чаще и чаще начали говорить о недорогом жилье, по привычке именуя его то «доступным», то «социальным», то «эконом-класса», а то и просто жильем для «лохов» (это уже в узко профессиональных кругах). Впрочем, даже непрофессионалам ясно, что вавилонскими методами, то есть из одного кирпича, такой «эконом-класс» в массовом порядке не создашь. Тут надо, как говорил один великий политик, идти другим путем. И вот мысли иных профессионалов (и не только) об этих самых путях навевают неподдельную тревогу за наше будущее, точнее — будущее тех людей, интересами которых вроде как озаботились и власти, и строители.

Понимание доступного жилья

Чтобы понять, о чем идет речь, приведем характерный разговор с одним таким строителем. В ходе беседы молодой сотрудник строительной компании, помимо стандартных рассказов о повсеместном нарушении технологических регламентов, поделился такой любопытной информацией. По его словам, компания сделала закупку дешевого китайского керамогранита, который, если верить нашему собеседнику, давал такой высокий радиационный фон, что «счетчики просто зашкаливало». Так это или нет, обсуждать не будем. Нам интересен комментарий этого молодого человека: «Для хороших домов такой керамогранит не пойдет. Наверное, придется его использовать для доступного жилья».

Проблема тут не в том, что строители могут заполонить наши дома радиоактивными материалами и изделиями. Важно обратить внимание на то, как молодой и достаточно неглупый сотрудник строительной компании понимает, что есть «доступное жилье». Если следовать его логике, к «хорошим домам» оно относиться не может в принципе. Иначе говоря, то, что собираются строить для основной массы людей, в понимании таких профессионалов явно будет чем-то «нехорошим», второсортным. Такое понимание доступного жилья вообще типично для представителей строительного бизнеса. И не только для них.

Свою лепту вносят и наши политики, и наши интеллектуалы. Один аналитик, например, убеждал нас в том, что понятие «доступность» и понятие «комфортность» вообще несовместимы. К сожалению, они несовместимы только в головах таких аналитиков и всех тех, кто разделяет эту позицию. Здесь логическая цепочка развивается просто: все они убеждены в том, что удешевление в строительстве достигается исключительно за счет снижения качества. Допустим, «хороший» дом вы строите из хорошего кирпича — желательно немецкого, а «доступный» дом — из плохого, дешевого кирпича (местного или китайского). В «хорошем» доме стены делаете ровные, а в «доступном» — и так, и сяк. Вот вам и весь рецепт. Точно так же «хорошие» дома у нас кое-где строят из дорогого клееного бруса, изготовленного на новейшем немецком оборудовании. А «доступные» делают из обычного бруса, изготовленного простыми мужиками на маленькой пилораме, где оборудование не обновлялось со времен развитого социализма.

Нет, нельзя сказать, что в таких случаях наши профессионалы не вспоминают о разных технологиях, об индустриальном домостроении. Конечно вспоминают, только не со взглядом вперед, а со взглядом назад — в старое доброе советское прошлое. Как только у нас заговорили о доступном жилье, то тут же оживились застройщики, до сих пор использующие крупную железобетонную панель. Сейчас они оживились ещё больше, уповая на государственные и муниципальные заказы. То есть рассчитывают на то, что власть начнет вкладывать деньги в достижения первой половины прошлого века20. На Западе, как известно, крупнопанельное домостроение устарело ещё до того, как мы начали массово осваивать эту технологию. И вот прошло уже более полувека, но в мозгах у многих наших застройщиков качественных изменений не наблюдается до сих пор. О вавилонской традиции мы уже вообще молчим. Скоро, конечно, будет уже не до жиру (то есть не до кирпича). И это вселяет не меньшие опасения, учитывая перспективы с радиоактивным керамогранитом и новым торжеством крупной железобетонной панели.

Когда обо всем этом рассказываешь в частной беседе своим знакомым канадским строителям, они с недоумением разводят руками и спрашивают: «Почему же ваше правительство не занимается образованием?». Нас такой вопрос, прямо скажем, ставил в тупик. Канадцам было совершенно не понять, как страшно далеки наши министры от народа. Тут ситуации несопоставимы. Это у них там, в Канаде, в порядке вещей, когда высокопоставленные чиновники думают об эффективности производства, о снижении себестоимости в строительстве, о развитии технологий, об энергосбережении, о стимулировании потребительского спроса. Чуть ли не в каждом муниципалитете находятся правительственные инспекторы, которые следят за качеством строительных работ, охраняя интересы покупателей жилья. Каждый потенциальный покупатель имеет возможность получить от государства все информацию о строительных компаниях, о технологиях, о ценах. Получить рекомендации от юристов, как лучше и экономнее решить жилищную проблему. Мы уж не говорим о том, что у гражданина Канады есть возможность получить от государства скидки по кредиту, стать участником социальной правительственной программы, рассчитанной на помощь гражданам, испытывающим материальные затруднения. Да и сами строители вниманием не обижены: на совершенствование технологии государство выделяет миллионы долларов, погашает часть расходов на разработку и внедрение нового инженерного оборудования, выделяет специальные гранты на инновационные разработки. Короче говоря, канадскому правительству далеко не безразлично, что в их стане строится, как строится, для кого строится и почем продается.

«Им бы наши проблемы!» — воскликнет любой патриот российской государственности. Правильно, нашим государственным мужам такими пустяками заниматься некогда. Это на Западе министры могут сидеть и обсуждать вопрос об энергосбережении путем внедрения тепловых насосов и солнечных батарей. Как же для нас это мелко и скучно! У нашего правительства другие задачи — задачи глобальные. Мы, как-никак, «великая держава», и эту марку намерены держать, невзирая на затраты. Нашим министрам некогда думать о всяких там тепловых насосах. Не того полета эти ребята, чтобы опускаться до презренных металлических труб. Мы служим своему призванию — стоять на страже мировой стабильности, бороться за многополярный мир, понимаете. А тут какие-то трубы и коллекторы. Нет уж, никогда наш правительственный чиновник ни снизойдет до такого.

Весь этот державный пафос был бы терпим, если бы наши министры ходили в ватниках и питались рисовой кашей, а счастливый и довольный народ мирно жил в землянках и бараках, радуясь этой самой мировой стабильности. Так ведь нет: сколько ни живем в нашей великой стране, все время только и слышим бесконечные стоны по поводу проблем. Кругом одни проблемы! И каждый год все государевы мужи — от министров до депутатов — обещают все исправить, все улучшить, все наладить. И чего удивляться проблемам то: качество жизни, как-никак, сверяем не по Северной Корее и не по Бангладеш, а по этому самому распроклятому Западу, где министры, нам на смех, обсуждают тепловые насосы. Нам бы, конечно, не мешало у них поучиться, но, как выясняется, державная гордость не позволяет. «Да этот Запад нам не указ!» — с некоторых пор звучит как девиз у чиновников всех мастей. Нет, от западного качества жизни они не отказываются. Тут как раз наблюдается полный консенсус позиций. Вкусно есть, сладко спать, красиво одеваться и хорошо отдыхать — здесь все как надо, на высшем уровне. Единственно, по какому вопросу не наблюдается согласия, так это по вопросу качества работы. Вот работать по-западному наши государевы мужи не хотят. На этот счет они предлагают свой «особый» путь. Результат многие из нас могут увидеть воочию.

Собственно, о том мы и вели речь. Наш «особый» путь привел нас к кирпичным новостройкам и стенаниям девелоперов, не могущих сбыть свои вавилонские строения. Теперь мы начали корректировать позицию, но тоже по-своему. Теперь из Вавилона нас потащат в послевоенный СССР, любоваться на крупнопанельные многоэтажки и вспоминать времена хрущевской «оттепели». Наш «особый» путь в этом плане ничего другого не предполагает. А государевы мужи ничего другого предложить и не хотят. Другое — это как на проклятом Западе. А для этого им и работать придется прямо как на Западе. Перспектива для них совсем не приятная. И не потому, что нужно будет обсуждать всякие там тепловые насосы. Процесс-то начнется не с агрегатов. Это будет потом. Начать нужно будет, как мы отметили в другом месте, с законов, с нормативов, с программ, с рационального использования финансовых ресурсов. Вот именно за это с государевых мужей во всех странах спрашивают в первую очередь. А у нас в этом отношении, используя слова Президента, сплошной «правовой нигилизм».

Хотелось бы в этой связи сделать интересное сравнение. Мы уже писали о том, что в современном Казахстане приняли новую жилищную программу, где все аккуратненько, прямо по-европейски, разложили по полочкам. Нас, честно говоря, несколько удивил такой юридически грамотный подход к решению проблемы. Вообще, читая открытые правительственные документы Республики Казахстан, прямо не нарадуешься: какое бережное отношение к русскому языку — все четко, ясно, понятно. Никаких наукообразных наворотов, никакого туману, никаких заумных абстракций. Нашим бы юристам поучиться у своих казахских коллег, нашим бы депутатам у них постажироваться! Наша национальная гордость была уязвлена: как они так научились этим европейским премудростям?

Все оказалось проще, чем мы думали. Глаза нам открыл руководитель ГК ALMA GRAD Сергей Терехов, много лет проработавший в Казахстане. Как выяснилось, казахские власти, разрабатывая правительственные программы, никогда не пренебрегали советами западных специалистов. Казахстан на державное величие не претендовал, а проблемы приходилось решать всерьез. Поэтому перед Западом в гордую позу решили не вставать, а начали учиться. У нас, в России, процесс пошел в обратном направлении: как только мы начали «вставать с колен», так тут же послышались разговоры о нашем «особом» пути. Больше всех старались признанные мастера слова, известные литераторы, режиссеры и философы. Появляется такой деятель на телеэкране и заводит свою дежурную речь: «Ну чего нам смотреть на этот Запад? У нас своя традиция, своя тысячелетняя история. У нас свой, особый путь развития».

Конечно, авторитетных творцов строго судить нельзя: костюмы от Бриони, «Мерседесы», «Лексусы» и BMW, финский кафель, немецкая мебель, японская радиоаппаратура, американские сигареты и французский коньяк — все это в глазах истинного художника лишь тлен и фантом. Он владеет этим ничтожным барахлом, даже не замечая. Вся эта презренная импортная материя, как бы часто он ей ни пользовался, никогда не смутит его бессмертную душу, взыскующую высоких целей! В таком вот облике предстает перед нами убежденный апологет нашего «особого» пути. Смутить его невозможно, поскольку с него взятки гладки: не ему же, в конце концов, придумывать законы, разрабатывать нормативы, программы, а тем более — изучать действие тепловых насосов.

Однако именно наши признанные мастера слова формируют в обществе такие вот «особые» настроения, очень выгодные государевым мужам. Глядишь, и вот некий чиновник запел ту же песню про наш «особый» путь. И все бы ничего, но, как выясняется, на ту же волну настроились и те, кто прямо или косвенно связан со строительством. Выходит на трибуну наш отечественный технарь-изобретатель, проектировщик-рационализатор и устраивает разнос проклятым басурманам: «Чего мы везем с Запада их технологии? Что за дурацкая мода? У нас же есть своя традиция, давайте развиваться по-своему». Звучит прямо как патриотический манифест. И кое-кого, что называется, цепляет. Потом выясняется, что наш изобретатель ещё и работает на кафедре строительного вуза, и нетрудно догадаться, что свои «патриотические» мысли он высказывает и будущим инженерам-строителям. Чего ж потом удивляться, что многие выпускники строительных вузов до сих пор пребывают в уверенности, будто со времен Навуходоносора лучше кирпича ничего не изобрели.

Вот так мы и подошли к ответу на вопрос наших канадских друзей: а что делает ваше правительство в образовании? А чего оно делает — оптимизирует расходы! Хотим мы того или нет, но здесь наглядно реализуются этапы нашего «особого» пути. Уж чего-чего, а вот оригинальности нам не занимать: со всех начальственных трибун трубят об инновационном развитии (вот именно так!), в то же время будущих строителей все ещё учат по советским учебникам, а тонкости ремесла им преподают наставники, которые ещё помнят живого Сталина. На технических кафедрах, если кто не знает, средний возраст преподавателей зашкаливает за 50 лет. Вот вам и «особый» путь.

У кого нет миллиарда, может идти на х…

Нет, нельзя сказать, что все мы глухи и слепы к тому, что делается там, за кордоном. Борьба за мировую стабильность — это одно, а вот оптимизация расходов актуальна не только для сферы государственного образования. Наши частные предприниматели копейку тоже считать умеют, и не только в своих карманах, но и в карманах потенциальных клиентов. Здесь как на фондовом рынке — одни делают ставку на повышение, другие — на понижение. В строительном бизнесе тоже есть «медведи», хотя на первых ролях они и не значатся. Короче, отдельные ушлые ребята решили найти клиентов в том самом «эконом-классе», где строят преимущественно для «лохов». Если следовать «заветам» столичного девелопера Полонского: «У кого нет миллиарда, может идти на х…» — небогатых клиентов по-другому не воспринимают. К «лохам» и отношение соответствующее: для них и дешевый китайский керамогранит, и дешевый кирпич, и надоевшая всем крупная панель. Но есть и другие предложения, вроде как «инновационные». По замыслу, это должно быть что-то «канадское» или что-то «финское». Но главное — оно должно быть дешевым. Маркетинг для «лохов» ставит дешевизну во главу угла (солидный-то клиент за ценой не постоит). Других притягательных моментов сюда не прилагается — по причине их полного отсутствия.

Вот тут мы и подходим к острию проблемы. Для полноты картины поясним, что не все строители дешевого жилья приняли на вооружение «хрущебный» вариант. Да, есть и такие: лепят многоэтажки из крупной панели, даже не заботясь о заделке швов. Ну, а зачем, коль «пипл хавает» — «лох» он и есть «лох». Но некоторые товарищи пошли другим путем, обратив свой взор на басурманский Запад. Мы не смеем утверждать, что там они ничего не поняли. Насчет понимания больших вопросов нет. Просто восприятие Запада у многих из нас, скажем так, довольно избирательное: разглядываем мы их достижения по частям. Скажем, западной техникой мы восхищаемся, а от их законов морщимся. Поэтому и внедряем мы все их наработки тоже по частям — в соответствии с «особым» путем своего развития. Традиция нас, что называется, все время удерживает от полного перевоплощения. Вот и получается такая картина: немецким «мерс» на наших разбитых дорогах.

С западными строительными технологиями получилась похожая штука. Мы уже говорили о «канадских домах» без системы вентиляции. То есть, конструкции западные, а уровень инженерного оснащения соответствует послевоенным пятилеткам. Это так же, как в «современных» ограждающих конструкциях, когда импортный утеплитель нацепили на отечественный кирпич. Чего бы не использовать сразу импортную термопанель? Так нет — «традиция» не позволяет. С кирпичом наш строитель, как мы помним, «привык работать», он ему «больше доверяет». Вот и с «канадскими домами» та же история: не можем мы отказаться от нашей «традиции» — проветривать дом через форточку и щели. Кому-то вообще дико слышать, что стены у дома могут вообще «не дышать». А канадцы именно так и делают: каждый дом проходит предварительное тестирование на герметичность. А чтобы жильцам было комфортно, устанавливается специальная система циркуляции воздуха с теплообменниками (это чтобы снизить потери тепла: вытяжные каналы соприкасаются с каналами, по которым идет наружный воздух, благодаря чему тот согревается прежде, чем попадет в помещение).

У нас все эти буржуазные премудрости пока ещё не прижились. Мы здесь упорно отстаиваем свою «традицию», соответствующую широте русской души: когда жарко — открываем настежь окна и врубаем кондиционеры, когда холодно — включаем электрообогреватели. Каждый жилец корректирует, так сказать, изъяны отечественного домостроения в силу своих возможностей. А как быть иначе в стране, где министрам не к лицу думать о тепловых насосах и прочих бренных вещах? Вот потому-то у нас появляются «канадские дома» не то что без тепловых насосов, но даже без вентиляции. И народ, клюющий на такие «инновации», ведать не ведает, как все должно быть на самом деле. А кто из государевых мужей подумал над этим вопросом? Вот люди и покупают такой не доведенный до ума «эконом-класс». И чему тут удивляться, коль продукт изначально замышлялся для «лохов».

Как видим, именно здесь выползают изъяны в образовании, на который указали наши канадские друзья. Некорректное, мягко говоря, использование зарубежных наработок вытекает не из простого желания «срубить бабла» на чужой доверчивости. Мы не сомневаемся, что строители, обратившиеся к опыту своих иностранных коллег, вполне искренне стремятся использовать преимущества западных технологий. Только действовать им приходится в совершенно иной атмосфере — и в моральном, и в юридическом, и в экономическом смыслах. На специалистов по современным деревянно-каркасным и быстровозводимым технологиям их у нас никто и нигде не учил. Все в этой области осваивается на ходу, «с колес». Мы уже говорили выше о том, что многие строили только так, как их научили. Попытки что-то изменить и внедрить нечто совершенно для нас новое каждый строитель осуществляет на свой страх и риск. У одних получается лучше, у других хуже. Но действуют все в одинаковых условиях — в условиях полной отстраненности государства от содействия (реального содействия) техническому прогрессу в этой важной для экономики отрасли. И в этом плане канадским строителям повезло гораздо больше, чем их российским коллегам.

Напомним, что в Канаде после войны — где-то к концу 40-х — началось бурное развитие деревянно-каркасных технологий в малоэтажном домостроении. Инициатором процесса выступило как раз канадское правительство, объявив конкурс на наиболее экономичную систему для строительства массового жилья. По всем параметрам выиграл деревянный каркас с эффективным утеплителем. О достоинствах каркасных технологий сказано достаточно, и именно Канада стала признанным лидером в этой области. Удивляться не приходиться, учитывая колоссальные объемы государственной поддержки строительной отрасли, в том числе в плане развития и совершенствования технологий. Деревянно-каркасное домостроение было хорошо известно ещё в XIX веке. Но только благодаря целенаправленной политике государства в сфере развития строительной индустрии каркасные технологии стали не только массовыми, но и по-настоящему современными. Как мы говорили, на данный момент в канадском домостроении на долю деревянно-каркасных домов приходится почти 90% жилья. О достоинстве этих технологий красноречиво свидетельствует тот факт, что они достаточно широко распространены и в других развитых странах — США, Германии, Финляндии и др.

Новая строительная индустрия

Стоит особо отметить то обстоятельство, что в послевоенный период на Западе зародилась принципиально новая строительная индустрия, ориентированная на массовое строительство малоэтажного жилья. Деревянный каркас играл здесь решающую роль. Со временем стали широко внедряться модульные конструкции, позволявшие создавать в заводских условиях полные домокомплекты, собиравшиеся на стройке в течение пяти-семи дней. Средний канадский завод производит до 400 домов в год. Это, кстати, не предел, особенно учитывая то обстоятельство, что в Канаде многие операции на таких заводах осуществляются вручную. В отличие от канадцев, немцы широко применяют автоматизированные системы с программным обеспечением. Например, потенциальная мощность немецкого завода по производству домокомплектов, использующего автоматизированную линию, составляет 120 тысяч кв. метров жилья в год. То есть, используя один такой завод, можно за год построить 1200 домов по 100 «квадратов» каждый.

Относительно недавно дерево, игравшее роль основного конструктивного элемента, начали заменять оцинкованным металлическим профилем со специальной перфорацией, позволяющей устранить «мостики холода». У нас такие технологии известны как ЛСТК — легкие стальные тонкостенные конструкции. Здесь признанными лидерами стали финны, которые производят специальное оборудование для изготовления металлического профиля и готовых домокоплектов на его основе, включая термопанели. Завод ЛСТК на современном финском оборудовании в состоянии за год выдать продукции на 150 тысяч кв. метров, то есть чуть больше, чем предприятие, использующее деревянные конструкции. Причина тут проста — металл более технологичен, чем дерево. По цене тоже нет ощутимого проигрыша, поскольку для деревянных конструкций используются специальные пропитки, в результате чего стоимость уравнивается, а по некоторым расчетам даже остается в пользу металла.

Здесь мы затронули только то, что касается технологии строительства. А ведь параллельно развивалось и инженерное оборудование — системы вентиляции с теплообменниками, системы воздушного отопления, тепловые насосы, солнечные батареи — все это на Западе давно уже не является экзотикой. Особый разговор об отопительных агрегатах. Дровяные печи и камины встречаются в той же Канаде только в качестве экзотического дополнения к интерьеру. Для отопления домов, как правило, на Западе используются газовые котлы, иногда снабженные цифровой системой управления (то есть используются знакомые нам пульты — как в настенных кондиционерах). В ряде случаев в качестве страховочного варианта используют мазут, дизельное топливо или электрические нагреватели. Углем же на Западе топить не принято. В Канаде, например, такой вариант считается нерентабельным. Обычным топливом там является пропан.

Оценивая все только что сказанное, стоит ли говорить о том, насколько мы отстали в области домостроения от развитых стран, коим мы на протяжении последних пяти-шести лет постоянно силимся доказать свое величие и державные намерения? Наше капитальное строительство, даже при всем благожелательном к нему отношении, действительно остановилось в развитии почти на полвека. О малоэтажке говорить вообще не приходится — никакой индустрии для нее не создано вообще. Точнее — не создано при должной поддержке государства. О деревянно-каркасных домах советские строители, конечно же, знали и кое-где такие дома строили. Но рассматривались они исключительно как жилье для непродолжительного использования — в качестве садовых домиков, времянок для рабочих или вынужденных переселенцев. У нас они более известны как «щитовые» дома, изначально несущие на себе клеймо презренной «фанеры». Потенциал деревянно-каркасных конструкций в Советском Союзе не был по достоинству оценен, а потому никакого развития данные технологии не получили. Наша отечественная «фанера» так и осталась на уровне послевоенных пятилеток — в отличие от той же Канады или Финляндии, где у государственных мужей были другие приоритеты, более приближенные к человеческим запросам.

Советские руководители, как мы уже отмечали, собственническое начало в человеке старались не поощрять, а потому сознательно расселяли граждан в каменных муравейниках. Не удивительно, что товарищ Хрущев с таким пылом начал развивать крупнопанельное домостроение, несмотря на то, что в Европе на тот момент эта технология считалась уже не только устаревшей, но и недостаточно рентабельной. Иначе говоря, несмотря на все противостояние с «мировым империализмом», несмотря на холодную войну, мы все-таки не стеснялись перенимать опыт ненавистных буржуев, хотя и здесь умудрились проявить свою «оригинальность», позарившись далеко не на самое лучшее и современное.

Получается интересная картинка. Полвека назад советское государство вбухало солидный ресурс в освоение не совсем современной западной технологии. Запад, тем временем, пошел своим путем, который наших руководителей не особенно интересовал. И вот сегодня некоторые игроки в сегменте «эконом-класса» предлагают вдохнуть новую жизнь в этот хлам, изображая его как что-то свое, родное. Казалось бы, почему ещё раз не обратиться к Западу и не заимствовать у них нечто более современное, подойдя к этому делу с той же мерой государственной ответственности, как это уже и было при товарище Хрущеве? Иными словами, чего бы нам по-настоящему не освоить современные каркасные дома по канадской технологии, привлекая для этого дела солидный государственный ресурс? Не одни же частные инвесторы должны впрягаться в решение этой социально важной задачи. На Западе государство не стояло в стороне, и до сих пор должным образом финансирует все инновации.

И вот тут наше державное величие предстает перед нами во всей красе. То есть, когда привозили из Франции линию по выпуску крупной панели, тогда наше классовое сознание ничто не тревожило. А вот когда мы рванули в цивилизованный мир, тут вдруг пробудилась в нас долго дремавшая национальная гордость. Не только у политиков, но и у строителей. Как только начинают ставить вопрос о внедрении современных технологий индустриального малоэтажного домостроения, так тут же появляются ярые «патриоты» наших «особых» традиций. Со всех сторон поднимаются саркастические возгласы вперемешку с якобы «компетентными» утверждениями насчет «фанеры», в которой живут «тупые» американцы. Масло в огонь подливают и отечественные технари-изобретатели, давно уже вынесшие свой вердикт зарубежному каркасному домостроению. Каких только «экспертов» мы ни выслушали за последнее время — от технологов до бухгалтеров — дружно уверяющих нас в том, что вся эта зарубежная «фанера» нашему человеку совсем не по душе, да и для организма она ой как нехороша.

В общем то, ничего принципиально нового мы в этой позиции не находим. Примерно так же в свое время воспринималась крупная панель. Некоторые проектировщики воспринимали её в штыки. Правда, в то время особо возражать против решения партии и правительства было чревато, но глухой ропот со стороны архитектурного сообщества все же наблюдался. Когда наступила долгожданная гласность, проектировщиков просто прорвало. Конечно, восторгаться «хрущевками», а тем более в конце 80-х, было просто нелепо — ввиду архаичности самого крупнопанельного домостроения, — однако критический пафос наших ревнителей прекрасного был направлен в другую сторону. Экономические и технологические аспекты их отнюдь не интересовали. Если коротко проанализировать озвученные ими претензии, то напрашивается однозначные вывод: их не устраивает индустриальное домостроение как таковое. Коль строительство домов поставлено на поток, то неизбежно появляется такая вещь, как типовое проектирование. Вот это именно то, что вызывает у отечественных эстетов особую неприязнь. С каких бы технических аргументов ни начинали низвергать индустриальные технологии, все в конечном итоге упиралось и упирается в вопрос о личных вкусах. «Нам так не нравится, это — убожество» — вот типичное резюме критиков поточного строительства.

Складывается впечатление, что ситуацию в современном домостроении эти господа оценивают по меркам XIX века. Поэтому, говоря на чистоту, все их сегодняшние претензии к индустриальному каркасно-панельному домостроению — не более чем реакция застрявших в прошлом провинциалов на технический прогресс в строительстве. Например, одна начальствующая особа, претендующая на профессиональное понимание строительных технологий, заявила, будто основным изъяном (да-да — изъяном!!!) западного каркасного домостроения является «невысокий уровень капитальности». Мол, мы тут у себя, в России, все строим с запасом — надежно, прочно и на века. В общем — ещё один камень в их басурманскую «фанеру». Сколько мы тут строим с запасом прочности и для кого — об этом начальствующие особы обычно стыдливо умалчивают. Тем не менее, простой народ, что называется, ведется на подобную демагогию. «Высокая капитальность», в переводе, — это наш любимый кирпич или железобетон. Особенно кирпич. Тут ведь, дело ясное — для наших начальствующих особ ничего лучшего кирпича ещё не выдумали. Короче, речь опять идет о вкусах. Но парадокс в том, что господа-начальники свои вкусы желают непременно привить всему обществу. Вот этого нам действительно не понять. Ну ладно — стройте вы для себя двухэтажные кирпичные особняки за 20 — 30 миллионов. А то ведь говорят так, будто проявляют заботу обо всем народе: дескать, спасаем дорогих россиян от всякого барахла. Отсюда этот тезис о «невысокой капитальности». Якобы у басурман стандарты чересчур либеральные. А у нас — о-го-го!

Россия — родина слонов

Короче, опять Россия — родина слонов. И мы вроде как должны гордиться. И наши обыватели тоже приходят в восторг: «Да у них там, в Америке — пни по стене, и она развалится. Не то, что у нас». Мы бы, конечно, посочувствовали несчастным американцам, если бы не имели возможности сравнить их жизнь с нашей. Господам-начальникам, любящим прибегать к псевдо-патриотической риторике, следовало бы поближе пообщаться с народом, посмотреть, в каких условиях живут наши граждане. Для начала стоило бы объяснить им цену этой самой «капитальности», а потом посчитать количество тех, кто в состоянии её оплатить. Каркасно-панельный дом, даже при самых скромных подсчетах, примерно в три раза дешевле дома из кирпича, а при хорошем тестировании (как это постоянно делают в Канаде) он ничуть не уступает последнему по долговечности (в США и Канаде есть каркасные дома, которым по 150 лет и находятся они в прекрасном состоянии). Это факт, как и то, что доходы наших граждан чудесным образом не утраиваются. А решать жилищную проблему все равно придется, как бы долго ни оттягивать данный процесс демагогией насчет «невысокой капитальности». Любой вменяемый человек понимает, что «капитальность» — это не самоцель. Превращать дома граждан в неприступные крепости — совершенно нелепая, а главное, — затратная стратегия. Возможно, у наших чиновников есть какие-то проблемы в плане личной безопасности, из-за чего они стремятся укрыться за толстыми кирпичными стенами, за решетками на окнах, за высокими заборами, но к основной массе людей это не относится. И вообще, зачем пробивать стену (хотя, поверьте — сломать просто так стеновую панель невозможно, даже ломом), если можно выбить окно? Может, откажемся от стекол?

Но тут неожиданно к хору начальствующих особ присоединяются борцы за народное здоровье. И начинается: микроклимат там ужасный, стены «не дышат», стирольные частицы попадают в легкие и вообще — надо дружить с природой и дышать чистым воздухом. Очень своевременно! И главное&

Мы в: